Главная / Новости / О патриотизме истинном и ложном

О патриотизме истинном и ложном

11.10.2022

110

Рассуждение для непонимающих и убегающих …

Вышел из храма после воскресной литургии под впечатлением от мудрой проповеди епископа Таганрогского Артемия, пытаясь понять тех, кто бежит сейчас из страны, прячется от мобилизации, оголтело выходит на пикеты «нет войне», сливает в соцсети ядовитые комментарии на тему недопустимости проведения спецоперации на территории соседней Украины. Свое отношение к «нетвойнистам» пояснял ранее. Но вот о тех, кто бьет себя кулаком в грудь, величает патриотом и открыто заявляет о своей ненависти к украинцам, американцам, европейцам, австралийцам — гражданам государств, объединившихся против нас уже в открытом противостоянии — о них не упоминал ни разу. Кто-то даже из наших, обычных гражданских готов убивать, только дайте, мол, оружие. Никакого отношения к патриотизму и духовному возрождению русского народа такие потуги не имеют.

Что же такое здоровый национальный дух. За что и на чем стоит Русский мiр? К сожалению, далеко не все это понимают. А если и понимают, то сформулировать правильно эту установку, обосновать идеологический базис русской национальной идеи им не удается. На помощь приходит основной идеолог здорового русского национализма, живший в XX веке в России и вынужденно покинувший ее после революционного переворота 1917-го.

Отвечая год назад на вопрос о наиболее близких ему мыслителях, президент России Владимир Путин назвал имена Ивана Ильина и Николая Бердяева. «Это люди, которые думали о России, думали о ее будущем», — объяснил он свой выбор. «Я читаю Ильина, читаю до сих пор, — признался президент на заседании Валдайского клуба в прошлом году. — У меня книжка лежит на полочке, и время от времени снимаю, читаю». И это радует, по-настоящему радует! Если периодически освежается в памяти содержание трудов Ивана Ильина, значит курс Российская Федерация может держать только ровно, верно и устойчиво. Правда не всем он понятен. Как важно ЗНАТЬ за какую идею бьемся, какие ценности отстаиваем!

В своих «Основах борьбы за национальную Россию» Ильин разъясняет, почему мы должны бороться за ее восстановление, возрождение и процветание: «Родина не есть то место на земле, где я родился, произошел на свет от отца и матери или где я привык жить; но то духовное место, где я родился духом и откуда я исхожу в моем жизненном творчестве. И если я считаю моей родиной Россию, то это означает, что я по-русски люблю, созерцаю и думаю, по-русски пою и говорю; что я верую в духовные силы русского народа и принимаю его историческую судьбу своим инстинктом и своею волею. Его дух мой дух; его судьба моя судьба; его страдания мое горе; его расцвет моя радость. <…>

Помышляя о России, мы должны всегда идти не от частей к целому (от людей, сословий, классов к государству), но от целого к частям, понимая, что государство не только дает права и выгоды, но требует от всех служения и жертв.

Один за всех, все за одного. Только жертвою и служением восстановим Россию».

Только жертвою и преданным служением… А жертвенность такого рода возможна в наши дни, исключительно имея в основании христианское учение. Все иное никогда не сможет заложить в сердце гражданина истинный, а не лубочный, декорировано-выхолощенный патриотизм, что в здоровом правосознании именуется национализмом.

Размышления русского философа Ивана Ильина об истинном патриотизме, национализме и даже сверхнационализме имеют развитие в других его трудах. Имеет смысл напомнить, взяв сюда выборочно: «Нация есть духовно своеобразный народ; патриотизм есть любовь к нему, к духу, его созданиям и к земным условиям его жизни и цветения. Истинный патриот любит дух своего народа, и гордится им, и видит в нем источник величия и славы именно потому, что выше Духа и прекраснее Духа на земле нет ничего, и еще потому, что его личный дух следует путям его народа….

Человек приемлет и дух своей семьи, и дух своего народа и в них растет и зреет; он не “никто”, он имеет оплодотворяющее и ведущее его духовное русло. И именно оно дает ему возможность подняться на ту высоту, с которой перед ними откроется “всечеловеческий” духовный горизонт. Образно говоря: только со своей родной горы человек может увидеть далекие чужие горы.

Постигнуть дух других народов может только тот, кто утвердил себя в духе своего народа. Поэтому сверхнационализм отнюдь не отрицает национализма и патриотизма, но сам вырастает из него; так что у каждого народа может быть свой, особый сверхнационализм — русский, английский, французский и т.д., и ни один из них не будет жить в ущерб своему основному, исконному патриотизму — русскому, английскому, французскому и т.д. Ибо сверхнационализм доступен только настоящему националисту: только он сумеет увидеть ширь духовной вселенскости и не соблазниться ею — не соскользнуть в духовную беспочвенность.

В чем же состоит сущность истинного национализма? Любить родину — значит любить не просто «душу народа», т.е. его национальный характер, но именно духовность его национального характера и в то же время национальный характер его духа.»

И далее: «Где бы мы, русские люди, ни жили, в каком бы положении мы ни находились, нас никогда и нигде не покидает скорбь о нашей родине, о России. Это естественно и неизбежно: эта скорбь не может и не должна нас покидать. Она есть проявление нашей живой любви к Родине и нашей веры в нее.

Чтобы быть и бороться, стоять и победить, нам необходимо верить в то, что не иссякли благие силы русского народа, что не оскудели в нем Божий дары, что по-прежнему, лишь на поверхности омраченное живет в нем его исконное боговосприятие, что это омрачение пройдет и духовные силы воскреснут.

Не Те из нас, которые лишатся этой веры, утратят цель и смысл национальной борьбы и отпадут, как засохшие листья. Они перестанут видеть Россию в Боге и любить ее духом; а это значит, что они ее потеряют, выйдут из ее духовного лона и перестанут быть русскими.

Быть русским, значит не только говорить по-русски. Но значит — воспринимать Россию сердцем, видеть любовью ее драгоценную самобытность и ее во всей вселенской истории неповторимое своеобразие, понимать, что это своеобразие есть Дар Божий, данный самим русским людям, и в то же время — указание Божье, имеющее оградить Россию от посягательств других народов, и требовать для этого дара — свободы и самостоятельности на земле.

Быть русским, значит созерцать Россию в Божьем луче, в ее вечной ткани, ее непреходящей субстанции, и любовью принимать ее, как одну из главных и заветных святынь своей личной жизни. Быть русским, значит верить в Россию так, как верили в нее все русские великие люди, все ее гении и ее строители. Только на этой вере мы сможем утвердить нашу борьбу за нее и нашу победу. Может быть и не прав Тютчев, что “в Россию можно только верить”, — ибо ведь и разуму можно многое сказать о России, и сила воображения должна увидать ее земное величие и ее духовную красоту, и воле надлежит совершить и утвердить в России многое. Но и вера необходима: без веры в Россию нам и самим не прожить, и ее не возродить.

Пусть не говорят нам, что Россия не есть предмет для веры, что верить подобает в Бога, а не в земные обстояния. Россия перед лицом Божьим, в Божьих дарах утвержденная и в Божьем луче узренная — есть именно предмет веры, но не веры слепой и противоразумной, а веры любящей, видящей и разумом обоснованной.

Мы, русские люди, призваны не только знать историю своего Отечества, но и видеть в ней борьбу нашего народа за его самобытный духовный лик…»

Именно об этом праве каждого народа на его самобытность и духовное самоопределение вспоминается особенно остро на литургии в храме, когда понимаешь, что именно его, это право последние годы, десятилетия у русских пытаются отнять. Или пока хотя бы извратить, исказить духовное ядро русского человека. Соответственно, тем самым не дать истинному патриотизму прорасти и окрепнуть на земле российской.

Без духовных корней любой народ обречен. Все зиждется на них. Чему мы находим подтверждение и в мыслях русского философа Ивана Ильина об острой необходимости духовного обновления России: «Куда бы мы ни взглянули, к какой бы стороне жизни мы ни обратились, — к воспитанию или к школе, к семье или к армии, к хозяйству или к нашей многоплеменности, — мы видим всюду одно и то же: Россия может быть обновлена и будет обновлена в своем русском национальном строении именно этим духом — духом сердечного созерцания и предметной свободы. Что такое русское воспитание без сердца и без интуитивного восприятия детской личности? Как возможна в России бессердечная школа, не воспитывающая детей к предметной свободе? Возможна ли русская семья без любви и совестного созерцания? Куда заведет нас новое рассудочное экономическое доктринерство, по-коммунистически слепое и противоестественное? Как разрешим мы проблему нашего многоплеменного состава, если не сердцем и не свободою? А русская армия никогда не забудет суворовской традиции, утверждавшей, что солдат есть личность, живой очаг веры и патриотизма, духовной свободы и бессмертия…

Таков основной смысл формулированной мною русской идеи. Она не выдумана мною. Ее возраст есть возраст самой России…»

Военный патриотизм безусловно нужен. Как и военно-патриотическое воспитание со спортивным уклоном. Но без духовного наполнения он обречен деградировать до боевого ударного уже скорее нацизма, как это произошло на Украине. О значимости духовно-нравственного компонента в спортивно-патриотических программах для учащихся с детализацией, что представляют собой профессиональные проекты по этому направлению, писал еще в 2010 году. Никакой господдержки в дальнейшем энтузиасты на этом фронте не ощутили. Воз и ныне там.

Между тем, Иван Ильин пишет далее, напоминая и завещая: «Мы должны видеть наш народ не только в его мятущейся страстности, но и в его смиренной молитве; не только в его грехах и падениях, но и в его доброте, в его доблести, в его подвигах; не только в его войнах, но и в сокровенном смысле этих войн. И особенно — в том скрытом от постороннего глаза направлении его сердца и воли , которым проникнута вся его история, весь его молитвенный быт.

Мы должны научиться видеть Россию в Боге — ее сердце, ее государственность, ее историю. Мы должны по-новому — духовно и религиозно осмыслить всю историю русской культуры.

И, когда мы осмыслим ее так, тогда нам откроется, что русский народ всю свою жизнь предстоял Богу, искал, домогался и подвизался, что он знал свои страсти и свои грехи, но всегда мерил себя Божьими мерилами; что через все его уклонения и падения, несмотря на них и вопреки им, душа его всегда молилась и молитва всегда составляла живое естество его духа.

Верить в Россию, значит видеть и признавать, что душа ее укоренена в Боге и что ее история есть возрастание ее от этих корней.

Если мы в это верим, то никакие “провалы” на ее пути, никакие испытания ее сил не могут нас страшить».

И чуть далее: «… душа русского народа всегда искала своих корней в Боге и в его земных явлениях: в правде, праведности и красоте.»

Вот теперь КЛЮЧЕВОЕ. Ответ на все вопросы тех, кто видит патриотизм в только в красных знаменах и георгиевских ленточках, и отвергает духовную составляющую этого феномена.

Снова по Ильину: «Когда русские патриоты говорят о возрождении России, то они представляют себе обычно восстановление достойной государственной формы, возобновление осмысленного хозяйства, основанного на частной собственности, и возрождение свободной русской культуры.

Кажется, что вот, рухнет тоталитарный режим, прекратится вмешательство коммунистического государства во все сферы человеческой жизни, возродится вольная, творческая инициатива — и Россия встанет, как долго спавший богатырь…

Мы совершенно не сомневаемся в том, что все указанное необходимо и что оно будет полезно и значительно, но постоянно с грустью думаем о том, что всего этого мало; что есть еще нечто, значительнейшее и глубочайшее, такое, что здесь не упомянуто, но что составляет самое естество человеческого бытия: это личные качества и тяготения человека; это то, как он поведет себя в личной жизни; и еще глубже: это его вера, его совесть и верность; это его характер; это то, что он способен совершить в общественной жизни и чего не может не сделать.

Словом, дело совсем не сводится к внешнему порядку, строю и «успеху» жизни, но к внутреннему укладу, строю и характеру человека.»

К чему же сводится? Если у патриота дух не тот, то он может стать опасен и для себя, и для общества. Особенно если оказался у властных рычагов. Так абсолютно справедливо рассуждал и Иван Ильин.

Цитирую: «При внешнем приличии, порядке и свободе общественной жизни человек может растить в себе безбожного, бессовестного и бесстыдного предателя, продажного пролазу, напутанного и трепещущего подхалима, — словом, жалкое и жалости достойное существо, на котором ни государства, ни тем более великой и славной духовной культуры не построишь. Чем больше порочности будет гнездиться за ширмами парламента и всех учреждений, тем ближе государство будет к смуте и разрухе, тем непосильнее будут ему исторические испытания. И если этой продажности и порочности будет много, если русские люди будут мерить в жизни все личное жадностью, а не предметным достоинством, — то как возродим Россию?»

И далее целая череда вопросов, ответить на которые всем нам придётся когда специальная войсковая, а по сути — контртеррористическая операция на Украине будет завершена.

Вот они (по Ивану Ильину): «Что противопоставим напору внешних сил, стремящихся насадить коррупцию и разложить наше Отечество?

Как справимся с соблазнами озлобления, мести, фактического захвата (грабежа), лжи, доноса и, главное, продажности? А если не справимся с этими тяготениями и соблазнами, то не возродим Россию, а предадим ее мировой закулисе и разбазарим ее на мировом рынке…

Россия рухнула на наших глазах не потому, что русский человек был силен во зле и злобе, наподобие немцев, а потому, что он был слаб в добре; и в роковой час истории (1917) он не сумел извлечь из своего добродушия и утомления, из своей улыбчивой, песенной и ленивой души — ту энергию воли, ту решимость поступка, то искусство организации, то умение сопротивляться злу силою, которых потребовал от него час испытаний.

Русский человек оказался слабым в добре и подчинился нерусским людям, составляющим в стране ничтожное меньшинство (около 50 000 большевиков), но зато оказавшимися сильными во зле, сильными бессовестностью и волею к власти, сильными прямым и свирепым убийством…»

Некоторые размышления философы Ивана Ильина подсмотрены здесь.

Бог даст, именно в эти дни/месяцы жесточайшего противостояния со всем нерусским и чуждым, злобным всему русскому к пониманию сути нашего стояния за веру и Русь Святую — наше Отечество большинство русских людей начнет не просто понимать, но и чувствовать всей душой, ЧЬИ интересы он отстаивает и в чем сакральный смысл ожесточающегося все больше с обеих сторон противостояния.

Николай Владимирович Каклюгин, кандидат медицинских наук, врач-психотерапевт, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, руководитель проекта «Попечение»

Впервые опубликовано на личной странице автора в ВК

Републикация

В ВК-группе «Попечение»

Тэги: , , , , , , , ,

Вернутся к категории Новости