Главная / Статьи / Родным и близким / Наркомания / Наркотическое «эхо» войны. Часть 4

Наркотическое «эхо» войны. Часть 4

07.07.2022

46

Украина в поисках боевого гормона …

Часть 1 или в ВК

Часть 2 или в ВК

Часть 3 или в ВК

Человечество в своей истории имеет только две мировые войны, но локальные боевые действия – постоянное явление. А потому нужда в безудержных и бесстрашных солдатах сохраняется. Фармацевтические лаборатории продолжают поиски чудо-препаратов. Причем, на первый взгляд, у разных народов и государств есть как бы свои пристрастия в этом вопросе. Все зависит от возможностей и традиций.

Психостимулятор для террориста и спецназовца

Государства с исламским вероисповеданием и их военнослужащие предпочитают наркотические вещества из препаратов конопли (каннабиса или иначе – марихуаны) или опиатов. Это обусловлено запретом на прием спиртосодержащих жидкостей, прописанным в священной книге мусульман – Коране. О добываемых из растений наркотиках там нет ни слова, чем и «пользуются» любители снять стресс запрещенными к обороту веществами в вооруженных силах или бандформированиях таких стран.

Не секрет, что и наши солдаты во время проведения двух антитеррористических операций в Чеченской республике 1994 – 1996 и 1999 – 2009 годов, к сожалению, очень часто становились потребителями конопли (марихуаны) и препаратов ацетилированного опия и героина. Те же факты приходится признать, вспомнив о советской войне в Афганистане и вернувшихся оттуда потенциальных наркоманах.

Хотя говорить о национальных или религиозных предпочтениях в области «боевых наркотиков», я все же не стал бы, говорит собеседник корреспондента «ЮСН» Николай Каклюгин. Всем известен факт: террористы, удерживающие зрителей и актеров московского театра на Дубровке, где шло представление мюзикла «Норд-Ост», все трое суток до штурма, с 23 по 26 октября 2002 года находились под воздействием все того же первитина. Путем регулярного внутривенного его введения они сохраняли в круглосуточном режиме активность и готовность к штурму российскими спецподразделениями. Шахидки также были в состоянии «химической» бодрости, чтобы в любой момент нажать кнопки взрывателей и привести в действие свои смертельные пояса. Первые съемки зала театра демонстрируют массу инсулиновых шприцев, используемых для малозаметного постороннему взгляду «иглоукалывания» психостимуляторами.

Более развитые страны продолжали дело ученых Третьего Рейха – разрабатывали новые стимуляторы для воинов и испытывали их на участниках военных операций. Так, в 2013 году отставной сержант армии США Джо Биггс обвинил Пентагон в использовании запрещенных веществ. По словам Биггса, во время войны в Афганистане командование заставляло солдат принимать психотропные препараты. «Каждому перед боевой операцией давали таблетки. Препарат должен был сделать нас бесстрашными. Нас заставляли его пить. Страха действительно не было, но потом начиналась настоящая ломка. Некоторым солдатам требовалось еще и еще», – рассказывает Джо Биггс журналистам. Наркотическую ломку обеспечил американским солдатам препарат из группы психостимуляторов под названием провигил. Это препарат на основе модафинила, разработанного в первую очередь для лечения сонливости при нарколепсии. Продолжительность действия провигила составляет от 12 до 17 часов. По итогам испытаний для использования в условиях боевых действий провигил одобрили и американцы, и британцы.

По данным Департамента защиты военнослужащих США, психотропные препараты регулярно употребляют около 40% американских солдат. Каждый четвертый боец спецназа и морской пехоты ходил в атаку под действием запрещенных препаратов.

В 2021 году Пентагон разместил на сайте госзакупок США заказ на партию стероидов и препаратов с высокой биологической активностью. Психоактивные вещества понадобились для проекта под кодовым названием «Боевой гормон». Военное ведомство решило подготовить новую экспериментальную группу суперсолдат, которые не будут знать страха и усталости.

Украинские стимуляторы

— Не секрет, что воины ВСУ используют запрещенные вещества. В сюжетах ТВ мелькала информация о непонятных порошках, ампулах, найденных на местах дислоцирования, не говоря уже о принадлежностях для курения наркотических веществ [см. здесь, здесь, здесь и здесь].

Чем поддерживают себя защитники Украины?

Николай Каклюгин: Как отмечает советник главы ЛНР Родион Мирошник в одном из своих апрельских комментариев для СМИ, на позициях ВСУ находят разные препараты. В частности, назван препарат «Налбук», предназначенный для купирования болевого синдрома. Однако, употребляя его в больших дозировках, препарат может оказывать психотропное действие – вызывать чувство эйфории и состояние наркотического опьянения. Международное название «Налбука» иное – «Налбуфин». Это опиоидный, наркотический полусинтетический анальгетик. По химической структуре близок к морфину. Он тормозит условные рефлексы, оказывает седативное (успокаивающее) действие, вызывает эйфорию, особенно в высоких дозах, миоз (сужение зрачка), возбуждает рвотный центр. При внутривенном введении эффект развивается через несколько минут, при внутримышечном – через 10-15 минут. Максимальный эффект достигается через 30-60 минут, длительность действия – 3-6 часов. В свое время в России находились в безрецептурной продаже вследствие лоббирования интересов производителей зарубежными фармкорпорациями аналогичные препараты «Буторфанол», «Морадол», «Стадол», однако при поддержке Госнаркоконтроля удалось внести эти препараты в список I, как сильнодействующие наркотические средства.

Многократно фиксировалось потребление украинскими военными и боевиками нацбатов самого популярного в запрещенном в РФ «Исламском государстве» психотропного препарата «Каптагон». Представляет собой «склейку» молекул амфетамина и теофиллина, одного из наиболее бодрящих компонентов кофе и чая. Оба компонента, прекурсора, наркотика отдельно действуют на мозг и усиливают психоактивные свойства друг друга, в результате чего их союз влияет на мозг гораздо сильнее, чем простая смесь и того, и другого вещества. «Каптагон» был создан в 60-х годах прошлого века немецкими химиками как лекарство от депрессии и синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Затем, после обнаружения серьезных побочных эффектов, был благополучно забыт. И снова вспомнили о нем во время событий «арабской весны» на Ближнем Востоке, когда многие люди начали связывать распространение этого вещества среди молодежи в Тунисе, Египте и других странах арабского мира с началом волнений и революций в этих государствах. После на «вооружение» взят запрещенным в РФ «Исламским государством». Его начали производить в огромных количествах подпольные лаборатории, расположенные на территориях, подконтрольных ИГИЛ (запрещен в РФ). Теперь этот препарат активно применяется боевиками ВСУ и нацбатов. Видимо, «заказчик» тут один, как и известный всем авторский коллектив всех цветных революций – англосаксы США и Великобритании.

Хотелось бы еще упомянуть о допинговых препаратах, которые также абсолютно точно используются украинскими военнослужащими и нацбатовцами. В 1960-1970-х годах велась разработка новых препаратов, которые должны были снижать у солдат чувство страха, повышать их силу и живучесть. Эти разработки уже не базировались на амфетамине, а были допинговыми препаратами – анксиолитиками и актопротекторами. Первые уменьшают чувство страха и тревожности, снижают обсессивные проявления, а вторые – препятствуют развитию утомления и повышают работоспособность. Кроме того, на некоторое время повышается устойчивость к негативному воздействию окружающей среды, например, холода. Таким образом были разработаны бромантан, сидноглутон (мезокарб) и пирабем. Особой популярностью эти чудо-таблетки, повышающие работоспособность, пользовались у спортсменов. В отличие от амфетамина, эти препараты имеют относительно небольшой и «легкий» список побочных эффектов. Сегодня эти препараты относятся к группе запрещенных психостимуляторов, но в боевых подразделениях специального назначения иногда используются.

— Сколько могли продержаться без наркотиков «азовцы»? Правда ли, что основной причиной их сдачи стала ломка (есть такое мнение)?

Н.К.: Несколько дней и пик абстиненции. Невыносимой и требующей экстренного медицинского вмешательства с учетом мощности применяемых в рядах украинской армии «боевых» наркотиков и одновременно «уличных», приобретаемых с рук в местах дислокации Вооруженных сил Украины и нацбатов. Причем реализуют наркотики, что подтверждают военнопленные, сами военнослужащие. Возможно, одной из причин невозможности продолжать оказывать сопротивление объединенной группировке наших войск на территории завода «Азовсталь» является истощение запасов наркотических средств и психотропных веществ у обороняющихся и в связи с этим тяжелейшее морально-нравственное состояние, крайне напряженный неврологический и психический статус, несовместимый с ведением хоть каких-то боевых действий. Утверждать это однозначно сложно, не имея подтверждения свидетелей изнутри. Однако с учетом всего вышеизложенного, нет сомнений, что этот момент стал одним из решающих.

Судьбы ветеранов

Уже сейчас нужно думать о том, какие проблемы ждет общество после того, как с военной операции вернутся все эти солдаты. С подорванным здоровьем, разрушенной психикой. Я помню, как пытались помочь тем, кто воевал в Афганистане и Чечне: трудоустраивали, женили, помогали с жильем, но зависимость есть зависимость. В живых из солдат-наркоманов уже не осталось практически никого. Проблемы со злоупотреблением алкоголем у ветеранов боевых действий – еще более распространенное явление, чем наркомания. На слуху масса криминальных историей с трагической гибелью от последствий наркомании и алкоголизма у ветеранов боевых действий. Такое поведение во многом связано с посттравматическим стрессовым расстройством, которое должно быть разобрано специалистом и минимизировано. Но этим, к сожалению, не занимаются так, как должно, профильные специалисты медицинской службы Министерства обороны РФ. Поэтому следует ожидать нового мощнейшего всплеска алкоголизма и наркомании после завершения специальной войсковой операции на Украине. Особенно с учетом зверств неонацистов и боевиков ВСУ, причиняемых российским военнопленным. Такие травмы очень сложно терапевтировать на психическом уровне, да и соответствующих, профессионально подготовленных кадров – психиатров, психотерапевтов, наркологов и психологов, как и соответствующих специализированных стационарных лечебно-реабилитационных учреждений в системе Минобороны России, увы, нет и не предвидится.

В завершающей части нашего цикла о «боевых наркотиках» мы с Николаем Владимировичем Каклюгиным, врачом-психотерапевтом, кандидатом медицинских наук, остановимся на личности Президента Украины Владимира Зеленского, и его психостимуляторных пристрастиях.

Следите за нашими публикациями.

С экспертом беседовала корреспондент Южной службы новостей Светлана Лукьянчикова.

Источник

PS. Дополнительное видеосопровождение темы в спецвыпуске программы «Чрезвычайные происшествия» (ЧП) на телеканале НТВ 2 июня 2022 года «Химвойска»

В ВК-группе «Попечение»

Тэги: , , , , , , , , , ,

Вернутся к категории Наркомания